Русизм- это особая форма человеконенавистнической идеологии, основанная на великодержавном шовинизме, полной бездуховности и безнравственности. Отличается от известных форм фашизма, расизма, национализма, особой жестокостью, как к человеку, так и к природе… Принцип действия – уничтожение всего и вся, тактика выжженной земли.Отличается шизофренической формой мании мирового господства. Обладая рабской психологией, паразитирует на ложной истории, на оккупированных территориях и угнетаемых народах. Русизму характерен постоянный политический юридико правовой и идеологический терроризм

Джохар Дудаев.

НАДЕЖДА САВЧЕНКО ДОЛЖНА ЖИТЬ!

пятница, 30 августа 2013 г.

Д. Воробьевский: Напоминание о недавнем геноциде в Чечне


Здравствуйте!
В последнее время в некоторых российских городах периодически случаются разные конфликты и трагические инциденты -- как правило, драки "на бытовой почве", хотя бывает, что и не только "на бытовой", -- с участием чеченцев (в основном, беженцев или вынужденных переселенцев из Чечни) и других "выходцев с Кавказа", после чего то ли стихийно, то ли -- что более вероятно -- не совсем стихийно у части местных жителей возникает и затем обычно широко распространяется через СМИ требование "выселить всех чеченцев" (или даже "всех кавказцев") из-за их, мол, нехорошего поведения...

В связи с этим хотелось бы напомнить уважаемым читателям и про поведение, так сказать, "выходцев из России" в Чечне. В качестве этого напоминания прилагаю некоторые документальные материалы, взятые отсюда: http://
 krrramola.narod.ru/war.html   (а также отсюда:http://krrramola.narod.ru/vibori.html#11 , http://krrramola.narod.ru/chronika.html#04 )... Слишком слабонервным читать их не рекомендую.
Всем всего хорошего!
Дм.Воробьевский, редактор самиздатской газеты "Крамола" (её сайт: http://krrramola.narod.ru/), г.Воронеж.
...К нам в редакцию, несмотря на информационную блокаду событий, происходящих в Чечне, попадают все новые свидетельства об ужасах войны и страданиях мирных жителей. Об этом свидетельствует и материал, сделанный Раисой Аларовой в зоне конфликта.
Встречаюсь с новыми беженцами из Чечни. Они больше не могут, не хотят говорить ни о чем... Для них жизнь закончилась... Для них уже наступил конец света – перед тем, что они видели, что они перенесли, меркнет представление об аде. Мне с трудом удается заставить их – руины душ человеческих – выдавить из себя слово.
"Вы же видели фильмы ужасов? Так вот, то, что делают российские солдаты гораздо ужаснее. Тебе кажется, что это происходит не на самом деле, что ты в кошмарном сне, потому что такое не может совершить человек, ведь это не может происходить с людьми", – говорит Зулейха, ей 45 лет, потом она рассказывает про свою соседку Айсу.
Айса бежала из Комсомольского в Грозный. Но, когда начали бомбить Грозный, она вернулась в Комсомольское. А когда взяли село, солдаты вошли в ее дом и спросили: "Где боевики? Где у вас оружие?". "Нет у меня ни боевиков, ни оружия", – ответила Айса. В это время вышел ее четырнадцатилетний сын и солдаты сказали: "Вот вырастет этот ублюдок, станет террористом, убрать его надо". Бросили мальчика на колоду для рубки мяса и зарубили его.
Я встретилась с Айсой в селе Гойском, когда вывозили трупы. Айса не плакала, стала какая-то каменная. "Мой сын не был террористом, – говорит она, – мальчик был добрый... А сейчас я буду рожать детей, воспитаю их террористами, чтобы взяли кровь...".
Ибрагим, 39 лет...
"Через Алхан-Юрт, по трассе Ростов-Баку, я доехал до села Старые Атаги, а оттуда добрался в село Алхазурово. Я искал племянника. В день выборов президента (Путина – ред.) село окружили тройным кольцом, над головой летали самолеты, вертолеты, так издевались над людьми. Солдаты говорили: "Если не пойдете голосовать, Алхазурово станет вторым Комсомольским". Люди пошли голосовать, но никто не дал голоса за Путина, все его перечеркнули. В этот день два сына Ахмада Алиева, два брата, одному 15 лет, другому – 12, пошли собирать крапиву – голодает ведь народ, они ведь все там как в каменном мешке.
У них с собой были хлеб и соль, чтоб на месте поесть свежую крапиву. Вот нашел младший хорошую крапиву и кричит: "Иди сюда, здесь хорошая крапива! Во!" – и показывает большой палец. Внезапный выстрел снайпера оторвал палец... Мальчик упал в обморок от потери крови, еле дотащили его до дому, потом родители отнесли его в больницу. Больница была закрыта по случаю выборов, опять домой – врача домой вызвали, он помог... Вот такие там были выборы".
Ваха, 47 лет...
Поселок Ташкала на окраине Грозного.
"Когда туда вошли федералы, установили паспортный режим, приставили меня к стене и проверяли мои документы, диплом. Офицер сказал: "На расстрел!". Меня потащили куда-то, бросили в подвал какого-то дома, а сами загрузили мое имущество: телевизор, холодильник, ковры...
В том подвале находился мой друг, сосед Султан, кандидат наук. Бросили нас на пол. "Стрелять!" – закричал офицер, но, вдруг заметив на руке Султана часы "Орион", сказал: "Не стрелять, сними часы...". Пока Султан снимал часы, зашел какой-то офицер, проверил документы и сделал отметку "Расстрел".
Нас отпустили, да хранит этого офицера и его детей Бог. Возвращаемся мы с Султаном домой, 9 утра, видим трупы соседей, членов семьи Зубайраевых: 10 человек, старики, дети, изуродованный, голый труп четырнадцатилетней девочки, изнасилованной в своей постели, другие трупы обезглавлены...".
Мариам, 51 год...
Комсомольское было село большое, красивое – и его больше нет. Оставшиеся в живых жители этого села перешли в село Гойское и Урус-Мартан, им не разрешают вернуться в родное село, чтобы забрать трупы своих родных и похоронить их. Они готовы отдать жизнь, для того, чтобы похоронить своих близких. Русские сами бросают трупы своих, у них ведь нет веры, а трупы чеченцев продают.
С самого начала это было так, и в первой русско-чеченской войне, и при Шамиле, на этом всегда русские зарабатывали деньги. Те, кого пропускают, привозят трупы. В Комсомольском никого не хоронят, – хоронят в Алхазурово, Гойское и Гойтах. Мы договорились с одним офицером и втроем зашли в Комсомольское, где не осталось ни одного дома. Офицер был пьян, рассказывал все, что видел. Сказал, что при штурме села были убиты 1500 человек из офицерского и рядового состава, что все удивлялись сопротивлению, оказанному чеченцами, численность которых была небольшой.
Как-то я подошла к одному девятнадцатилетнему солдату, стоявшему на посту и спросила его: "Будь человеком, сынок, скажи, почему в Комсомольское людей не пускают?". "Офицеры сначала пускают нас, чтобы мы обыскали трупы, мы часто находим в карманах деньги и отдаем их офицерам. Если мы хотя бы сторублевку спрячем – нам крышка", – сказал солдат.
– Как ты попал сюда?
– Нам сказали, что берут в командировку. Я больше так не могу, трупы разлагаются и там наверно уже никого нельзя узнать. Под развалинами домов осталось много мирных жителей.
– Если твои родители узнают где ты, они смогут вывезти тебя отсюда?
– Наверное.
– Я помогу тебе, скажи имя, отчество, фамилию... – приготовилась записать на ладони, но в это время появился офицер. Он накричал на солдата: "Что ты там стоишь и болтаешь!".
Потом я сама видела изуродованные, обезглавленные трупы, у которых были отрезаны уши, нос, половые органы. У всех были вывернуты карманы.
Женщина из Комсомольского рассказывала шепотом: "Наемники заживо закопали 18 человек, в возрасте от 12 до 18 лет. Их самих заставили выкопать себе могилы, бросили туда и закопали так, что были видны только головы, били ногами по головам. Потом по ним проехали танки".
Залина, 30 лет...
"8-летняя девочка Зулейхан Абдурахманова ехала со своей семьей в Курчалоевский район в село Джугурты из Хасавюрта. Между Курчалоем и Джугурты стоял пост. Оттуда федералы обстреляли машину. Мать Мадину, отца Ахмеда, тетю Раису увезли на БТР-е в сторону леса. На глазах у девочки их расстреляли. Девочка в ужасе убежала по направлению к дороге. Солдаты догнали ее. Родственники стали искать семью Абдурахмановых. За некоторую сумму денег федерал, который все видел, указал, куда повели девочку. Родственники нашли клок волос и шляпку девочки. Потом нашли ее труп, закопанный в землю. Девочка была изнасилована и изуродована".
Кому я все это рассказываю? Чеченцы и так все знают, что происходит с ними и с их родственниками. Хотя не только они знают, пожалуй, знает каждый, кто хочет знать, что произошло в Чечне, а именно: глумление над душой и телом целого народа. А кто не хочет знать правду и не хочет смотреть ей в глаза, тот и дальше будет говорить об "антитеррористической операции" – спрятав голову наподобие страуса в этот убогий кустарник лжи. Но кто может им обещать, что содеянное преступление, преступление против человечества не обернется против их детей, против их будущего?
Раиса АЛАРОВА, Назрань, газета "Кавказский Акцент" №9, 2000 год.

Обращение Комитета защиты Бориса Стомахина

Уважаемые коллеги, единомышленники и друзья! Уважаемые дамы и господа! 

Мы, участники международного общественного Комитета защиты Бориса Стомахина, несмотря на различие взглядов, объединились с целью прорвать информационную блокаду вокруг политически мотивированного дела, инициированного властями России против оппозиционного журналиста Бориса Стомахина. 

Это дело уникально тем, что человек подвергается жесткому уголовному преследованию только за его статьи и мысли. В нем нет ни малейшей примеси уголовщины, которую российские власти любят приплетать, когда нет иного повода избавится от политического оппонента или неугодного журналиста. Примечательно и то, что Борис Стомахин уже был осужден и отсидел долгих 5 лет в пыточных условиях российских лагерей. Он не отказался от своих убеждений, не скрывал их. Теперь власти России намерены судить своего радикального оппонента второй раз за те же «мыслепреступления», и ему грозит уже десятилетний срок! Чтобы создать этот прецедент, вокруг второго дела Стомахина возведена мощная стена информационной блокады. Ни одно крупное СМИ в России и за рубежом, за редкими исключениями, не упоминает о том, что журналисту, инвалиду грозит срок 10 лет только за то, что он осмелился открыто высказывать свои политические взгляды. 

Комитет обращается ко всем неравнодушным людям, кому дорога свобода слова, помочь прорвать эту завесу тишины! Преступные режимы, основанные на лжи, больше всего боятся правды и гласности. Люди доброй воли в разных странах не должны забывать, что Россия - страна политических репрессий и политзаключенных. Мир должен понять, что в защите нуждаются не только получившие широкую известность "узники Болотной” и девушки из Pussy Riot, но и ожидающий расправы в СИЗО несгибаемый узник совести Борис Стомахин, краснодарский правозащитник, жертва карательной психиатрии Евгений Новожилов и другие менее известные борцы за свободу в России. 

Помните, что создав прецедент, репрессивный режим не остановятся! Нет гарантии, что следующей жертвой произвола не станете вы или кто-то из ваших родных и близких. 

Члены Международного общественного Комитета защиты Бориса Стомахина: Михаил Агафонов (Москва), Данила Александров (Санкт-Петербург), Владимир Буковский (Великобритания), Наталья Горбаневская (Франция), Виктор Корб (Омск), Елена Маглеванная (Финляндия), Антон Петушков-Ручкин (Польша), Ян Федоров (Великобритания). 

Комитет защиты Стомахина:


Интервью Адама Осмаева: "Мне сказали, что в покушении на Кадырова признаваться не надо, а надо признаться в покушении на Путина"


      Чеченский политзаключённый Адам Осмаев ответил на вопросы журналистов в зале Приморского районного суда г. Одессы. Украина. 

Интервью с узником
Очередное заседание по делу главного обвиняемого в подготовке «теракта» против Путина - Адама Осмаева проходит в небольшом зале Приморского районного суда Одессы. Сам подсудимый почти весь процесс пишет, заполняя крупными неровными буквами лист за листом. После окончания заседания он передает исписанные листы через прутья решетки адвокату. Это – первое интервью главного террориста Украины и России, которое смогли получить журналисты.

(От редакции: интервью Адама Осмаева не содержит громких заявлений или разоблачений. О некоторых вещах он уже заявлял во время судебных заседаний или посредством заявлений для СМИ, которые передавала его гражданская жена Амина Окуева или адвокат Ольга Черток. Некоторые ответы А. Осмаева вызывают только новые вопросы, но задать их или уточнить ответ в силу понятных обстоятельств нет возможности. Интервью представлено в том виде, в котором оно готовилось – вопросы журналиста и ответы на них Адама Осмаева).
Признаете ли вы свою вину по какому-либо обвинению, выдвинутому вам в Украине?
Адам Осмаев (АО): Нет, не признаю!
Вы заявили, что попали в Украину по паспорту на имя Султана Долакова. Кто этот человек, почему вы прибыли в Украину под этим именем? Каким образом вы получили данный паспорт и когда?
АО: Я давал пояснения в судебном заседании на этот счет. Паспорт я получил в органах паспортной службы России. Я написал соответствующее заявление на выдачу паспорта. При этом я сдал паспорт на имя Осмаева. Получив паспорт, я приехал с ним в Украину.
Общались ли вы с Ильей Пьянзиным и Русланом Мадаевым до событий в Одессе? Общались ли вы с И. Пьянзиным после вашего задержания в феврале 2012 года?
АО: На оба вопроса ответ: нет, не общался.
Что на самом деле произошло на ул. Тираспольской, где и начали развиваться одесские события?
АО: Когда я пришел в квартиру 4 января, то ребята варили что-то на газовой горелке. Я почувствовал неприятный запах, похожий на газ, и спросил, что у вас тут пахнет? Надо было проветрить, поэтому я повернулся к окну, чтобы его открыть. В этот момент произошел взрыв. Я до сих пор считаю, что взорвался газ.
Почему вы скрывались после пожара на Тираспольской? Почему при этом не покинули Украину или хотя бы Одессу?
АО: Я пытался из пожара вытащить Мадаева, при этом у меня обгорели руки. Кроме того, во время взрыва у меня обгорела спина. Я в шоковом состоянии вышел со двора дома, искал медицинскую помощь. Далее первое время вообще плохо помню, а позже я, конечно, хотел обратиться в соответствующие органы, но только с адвокатом. Потому что в Украине, как и в России, можно легко из свидетеля стать подозреваемым, особенно чеченцу. А Одессу я не покидал, потому что не считал себя виноватым, более того, здесь у меня жена, близкие.
Что происходило после вашего задержания? Где вы находились, кто вас допрашивал? Как "Первый канал" смог получить видео вашего признания?
АО: Меня задерживали люди в масках. Как я узнал позже – отряд СБУ "Альфа". Потом меня доставили в изолятор временного содержания, где какие-то люди в штатском, которые представились сотрудниками УБОПа, начали мне одевать кулек на голову, хотя я и так был жестоко избит "Альфой". При этом требовали, чтобы я сперва признался, что я готовил бомбу с целью убить Рамзана Кадырова. Когда я стал отказываться, мне сказали, что моего отца и его гражданскую жену, которых задержали вместе со мной, тут же отправят в тюрьму за, якобы, пособничество террористу.
Мой отец перенес операцию на сердце из-за инфаркта, у него сахарный диабет, поэтому я сказал, что подпишу все, что они хотят, только чтобы они не трогали моих близких. Они еще что-то решали, с кем-то советовались, а потом мне сказали, что в покушении на Кадырова признаваться не надо, а надо признаться в покушении на Путина.
Когда я согласился, мне вызвали врача, который прямо в кабинете, где меня допрашивали, сделал мне укол. Укол снял боль, и после него я находился в состоянии, похожем на эйфорию, не мог адекватно реагировать на происходящее. Именно в таком состоянии меня неоднократно снимали на камеру, перед этим дав инструкции, что говорить. Как "Первый канал" смог получить эти записи, я не знаю.
Все это время вы находитесь в Одесском СИЗО? Кто к вам приходил? Что от вас хотели?
АО: Меня перевели в СИЗО через несколько дней после задержания. Меня вызывали сотрудники СБУ, бывало, что допрашивали сотрудники ФСБ России. В основном, мне давали понять, что моя судьба и судьба моих близких зависит от моих показаний.
Как, по вашему мнению, сложится ваша судьба? Смогут ли вас все-таки отправить в Россию? Опасаетесь ли вы пыток и смерти в РФ?
АО: Если моя жалоба в Европейский суд по правам человека не будет удовлетворена, то меня тут же выдадут в Россию, где я, скорее всего, даже не доеду до тюрьмы. Хотя, учитывая изощренность пыток в РФ к чеченцам – это еще не самый худший вариант для меня. Но на все воля Всевышнего.
СМИ приписывают вам участие в различных экстремистских группировках, совершение терактов на территории РФ и т.д. Что вы можете сказать по этому поводу? Правда ли вы хотели убить Рамзана Кадырова?
АО: Это все пропаганда, рассчитанная на то, чтобы сформировать в отношении меня определенное общественное мнение. Издавна, создавая образ "плохих ребят" в России и в бывшем СССР таким образом отвлекают внимание от насущных проблем в обществе, отводят гнев людей от себя и т.д.
Где сейчас ваш отец, которого задержали с вами в Одессе?
АО: После получения от меня показаний и видеозаписи, моего отца отпустили и настоятельно рекомендовали покинуть Украину в течение 24 часов. Сейчас он в Грузии, но приехать в суд, чтобы дать показания, он не может. Он опасается за свою жизнь, тем более, что я отказался от показаний, которые давал во время следствия.
Правда ли что у И. Пьянзина есть брат, работающий в ФСБ?
АО: Я не знаю, но слышал подобное от сотрудников СБУ.

 Источник: Chechenews.com



среда, 28 августа 2013 г.

Продолжение судебного процесса над чеченским политзаключённым Адамом Осмаевым



 30 августа 2013 г., на Украине, в г.Одесса, в Приморском районном суде будет продолжен судебный процесс по сфабрикованному российскими и украинскими
спецслужбами делу чеченского политзаключённого Адама Осмаева, которого обвиняют в покушении на главаря московского кремля. Начало судебного заседания в 11 часов.

  По мнению правозащитников и адвоката А.Осмаева Ольги Черток, нет никаких сомнений в том, что приговор по этому сфабрикованному делу будет обвинительным. В этоя связи, главной задачей правозащитников является  не допустить выдачи Адама Осмаева на расправу и внесудебную казнь в чекисткую Россию. Подобная ситуация может произойти в месте тюремного заключения Адама Осмаева. Хотя на настоящий момент действует решение Европейского Суда по Правам Человека,, запрещающее экстрадицию Осмаева в Россию, украинские спецслужбы находящиеся в тесном взаимосотрудничестве с российской преступной ФСБ,  всегда готовы выдать на расправу и верную смерть любого на кого укажет кровожадная рука кремлёвских сатрапов.

 Спасти жизнь Адама Осмаева в тюремных застенках Украины главная задача для всех честных и достойных людей.



Зигзаги путинизма в роSSийской обыденности


Выиграть в российском «суде»  иск к  о защите  чести и достоинстве к главарю ульяновской бандгруппировки «ГИБДД» Моргачёву,  у бывшего сотрудника  дорожной полиции Рината Зарипова не было никаких шансов. Как известно в путинской  россии такое понятие для касты неприкасаемых - «прав тот, у кого больше прав» заменяет собой все остальные  нормы и правила взаимоотношений холуёв с быдлом и является окончательно закрепившимся императивом нового российского крепостного рабства.



  Сама эта история получила достаточную огласку в росчекистких СМИ, в том числе даже на некоторых ТВ-каналах, впрочем для окончательно задавленного и замусоренного останкинским спамом сознания большинства российских обитателей, у которых окончательно сформировался менталитет покорности  по отношению к  новым гебэшным хозяевам, этот сюжет навряд ли мог вызвать какой то инстинкт негодования или протеста. Как известно у поданных Чекистана, и то в редких случаях, проблески  критичного мышления к властьпридержащим уголовникам начинают проявляться лишь в крайних случаях, когда под «раздачу»  попадают или они сами, или их близкие. Впрочем, в большинстве случаев проблески эти так же быстро затухают, не принося никаких видимых и полезных результатов.

  Находившийся 17 мая 2013 г. в здании притона «ГИБДД» для того, что бы оформить продажу своего автомобиля бывший сотрудник этого ведомства Ринат Зарипов стал невольным свидетелем того,  как у жителя Ульяновска Рамиля Валетова, который является инвалидом 2 группы,  бандиты в ментовской форме пытались отобрать
номерной знак на автомобиль, владельцем которого он является, при этом Валетов был избит ментами прямо в кабинете , кроме того, ему угрожали возбуждением уголовного дела по заявлению одной из «сотрудниц» притона, которая готова была обвинить Рамиля Валетова в попытке изнасилования. 

  Чем же так вызвал пристальное к себе внимание Валетов и принадлежащий ему автомобильный номер? Суть этого конфликта корнями уходит в то недалёкое прошлое, когда автомобиль перестал быть роскошью и стал средством передвижения. 

  Не берусь судить, является ли этот порядок «чисто российской» экзотикой или в иных местах и континентах параллели  всё таки пересекаются. Дело в том, что владельцы российских автомобилей, мчащихся по тому, что классиком литературы определено, как одной из главных россиянских бед,  далеко не равноправны и имеют различный статус, определяющий степень вмешательства в их автомобильную жизнь всегда жаждующих получить халявное бабло дорожных ментов. И заключается этот статус в том, какой регистрационный номер прикручен к капоту стального друга.

  В советское время у служебных автомобилей номенклатуры всех мастей были престижные номера, где комбинация символов делала их неприкасаемыми для «гаишников». Как правило, советские автомобильные номера, которые имели четыре цифры и буквенное обозначение принадлежности к региону, где цифры начинались с нулей имели «особый» привелигированный статус и ГАИ для проверок никогда не останавливались.

  В «демократической» русне этот регламент, как и всё остальное ему подобное приобрёл ещё более уродливые и мутированные формы и превратился в один из видов наживы для гибдд-шных  бандструктур, Получить и зарегистрировать на личный автомобиль престижный номер, с которым редко останавливают для проверок, стоит достаточно больших денег и за такими  номерами идёт настоящая охота.

 По так называемому «действующему законодательству» русни , автовладелец в случае продажи  автомобиля и покупки другого,  имеет по своему усмотрения право оставить себе прежний номерной знак  и если он у него оказывается тот, который представляет интерес для гибдд-шной коррумпированной «братвы», а  владелец автомобиля не входит в разряд избранных, то этот номер у него стараются под разными предлогами отобрать.

  Что и произошло 17 мая 2013 г. в здании притона ульяновского «ГИБДД» с Рамилеи Валетовым, которого от неминуемой ментовской расправы спас его знакомый Гусейнов Амиль, который оперативно вмешался и поставил на место бандитов. Рамилю Валетову удалось снять эти эпизоды на видекамеру своего телефона и распространить.
  
  Находящийся в это время в зале притона «ГИБДД» Ринат Зарипов, как бывший сотрудник этого ведомства, сразу понял суть происходящего и высказал своё мнение об этом, что не понравилось главарю бандструктуры Моргачёву, который для того, что бы «отмазать» своих  подельников начал  публично обвинять Рамиля Валетова и Амиля Гусейнова в мошенничестве, а затем начал оскорблять и угрожать Ринату Зарипову, который так же заснял происходящее на камеру своего телефона.

  По мнению ульяновских правозащитников и независмых наблюдателей такое поведение главаря ульяновского бандпритона «ГИБДД» Моргачёва по отношению к бывшему сотруднику Зарипову можно обьяснить лишь тем, что Ринат работал заместителем одного из руководителей структурного лодразделения Андрея Глущенко, которого Моргачёв в рамках недавно развязанной чекистами кампании «борьбы с коррупцией» показательно сдал на расправу, Ринат Зарипов был одним из немногих, кто отказался сотрудничать в расправе над Глущенко с чекистким «следствием» и подал рапорт об увольнении из российских бандформирований.

  По мнению большинства жителей Ульяновска моргачёвский притон «ГИБДД» является одним  из самых корумированных  мест в городе и в регионе.   

  23 августа 2013 г. «судья» Засвияжского районного «суда» поволжского Ульяновска Сергеева вынесла постановление об отказе в удовлетворении иска Рината Зарипова о защите чести и достоинства к главарю ульяновской «ГИБДД» Моргачёву.

  «Судья»  Сергеева в своё время отказала мне признать мою частную жалобу на 
постановление о признании сайта «Ичкерия инфо» по приказу ФСБ «экстремистким», при этом, отнеслась к жалобе на должном уровне и вела дело корректно.

   Размещённые в этой публикации видеосюжеты стоит посмотреть хотя бы потому, что в них показаны истинные лица той уголовной шпаны, которая наполняет
сегодня кабинеты и учреждения так называемой « российской государственной
власти» Настоящие «дети октября», потомки мутированного путиншиной
серого большинства деградированного от вседозволенности и всевластия.

   Мутный поток испорченной временем и проклятием имперской плоти выкидывает 
и воспроизводит на этот свет евсюковых, путиных, будановых, моргачёвых…
Их миссия состоит в сохранении цикла замкнутого порочного круга с тем, что бы передавать преемственность имперского зла для их преемников по наследству, надзирающих за ещё худшим мракобесием в лице российских обитателей из которых они незримо черпают чёрную энергию своего благополучия. Система «свой-чужой» основана здесь не на пресловутом психологическом отборе, а по составу и группе крови. 

 Сергей Крюков, независимый публицист

понедельник, 26 августа 2013 г.

Дело Виталия Спиридонова. Путинские палачи добивают его мать


  Те, кто применял изощрённые пытки против Виталия Спиридонова, фабриковал его дело, выносил ему заведомо неправедный «судебный приговор», ждут,  когда  Ольги Александровны  не станет. Когда это случится, добьют в «зоне» самого Виталия. Отвечать и быть наказанными за свои злодеяния путинские палачи не желают.

  Признания невиновности Виталия Спиридонова и отмены приговора Новомалыклинского районного суда Ульяновской области добивается его мать Ольга Александровна Хардиляткина. Добивается в одиночку, без адвоката, на которого у неё нет средств.


  
  Виталий осуждён на 18 лет лишения свободы российского концлагеря строгого режима, в вину ему вменили.изнасилование и убийство некой Анны Кузьминой, жительницы с.Средняя Якушка, Новомалыклинского района, Ульяновской области, которая являлась женщиной лёгкого поведения и в последний день своей жизни находилась с сотрудниками российской полиции, употребляя с ними спиртные напитки. При проведении различных экспертиз  была полностью установлена непричастность Виталия Спиридонова к совершению этого преступления. Обвинение строится на признательных показаниях Виталия полученных под пытками. Его пытали током, присоединяя концы провода к половым органам, надевали противогаз сдавливая шланг, жестоко избивали.

  Находясь в следственном изоляторе Ульяновска Виталий Спиридонов в течении 6 месяцев получал психотропный нейролептический препарат- аминазин,  применение которого используется для подавления  воли.. На первом судебном заседании заявил о пытках. Затем в изоляторе ему начали угрожать и предлагать признать вину, в противном случае угрожая пожизненным заключением, а в случае дачи признательных показаний на суде сулили небольшой срок и досрочное освобождение. Не смутило российских «судей» в деле Виталия Спиридонова и заключение различных экспертиз, указывающих не его непричастность к инкриминируемому деянию и применение против него пыток.

  Сам «приговор» носит обтекаемую и казуистическую формулировку, которая возможна только в российской «судебной» системе-  «…. несмотря на отсутствие  доказательств, нельзя исключать причастность к совершению преступления…»  Всё «обвинение» строится только на «признательных» показаниях полученых под пытками во время проведения «следствия» и признательных показаниях полученных под давлением после применения психотропиков на «суде»


 Ольга Александровна прошла через весь ад замкнутого круга отписок и глумления бастрыкинских холуёв .Не имея достаточных денежных средств, добиралась до Москвы на приёмы в различные ведомства на электричках и попутках, проходя пешком по ледяному ветру десятки километров между железнодорожными станциями, среди которых отсутствует движение электропоездов. По её жалобам проводились и возобновлялись проверки, возбуждались уголовные дела против «следователей», которые затем закрывались, через суд обжаловались многочисленные отказы проводить проверки и выдавать необходимые документы.

 В настоящее время Виталий Спиридонов находится в ИК-2 (ЮИ-78/2) УФСИН по Ульяновской области. .До ареста работал строителем по вахтовому методу, алкогольные напитки не употреблял и не курил, имел личный автомобиль. Вот так, что бы скрыть злодеяние своих коллег, с которыми в последний день была жертва преступления, российская преступная система погрязших в крови палачей, перед которой беззащитен любой, сломала жизнь молодому и порядочному человеку, бросив его на долгие годы в свои концлагеря.




 В настоящее время, после обращения Ольги Александровны в Генеральную прокуратуру РФ, из дела Виталия Спиридонова пропали все  заключения экспертиз  и остальные материалы, указывающие на его невиновность. Сами вещественные доказательства уничтожены сразу после суда.







 Старший сын Ольги Александровны умер два года назад, других близких родственников
 у Виталия нет. Сама Ольга Александровна уверена, что те ульяновские полицаи, «следователи», работники «прокуратур» и «судов» причастные к пыткам и фабрикации «уголовного» дела против её сына, сделают всё,  что бы не допустить его повторного пересмотра, поскольку в случае признания Виталия невиновным, большинству их них грозит уголовное преследование. В случае смерти Ольги Александровны, есть все основания предполагать, что в отношении Виталия Спиридонова, находящегося в российском концлагере может быть осуществлена физическая расправа, поскольку для путинских палачей остаётся незыблимым правило их советских предшественников «Нет человека- нет проблем»
 Сергей Крюков, независимый публицист


воскресенье, 25 августа 2013 г.

45 лет назад


В поволжском Ульяновске 25 августа 2013 г. прошел пикет в память о событиях конца «пражской весны», именно в эти августовские дни, 45 лет назад, в 1968 году советские войска вошли в столицу Чехословакии город Прагу, для подавления народных антикоммунистических протестов.  Это событие явилось переломным, как  советско-имперского режима в СССР, так и для остальных коммунистических режимов в разных уголках мира и положило начало крушения коммунистической идеологии.



В столице советской империи и логове чекизма Москве, 45 лет назад, 25 августа 1968 года, прошла акция протеста, получившая наименование «демонстрация семерых»


Семеро мужественных и отважных представителей интеллигенции- Константин Бабицкий 
Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга,Павел Литвинов,Виктор Файнберг вышли на акцию протеста против военного советского вторжения в Чехословакию на Красную Площадь в Москве,  держа в руках различные плакаты. Акция  длилась несколько минут, все семеро были схвачены советской политической охранкой-КГБ и получили различные тюремные сроки, при этом Наталья Горбаневская и Виктор Файнберг были приговорены к самому страшному и изуверскому наказанию- помещению в советскую психиатрическую лечебницу.

Как стало известно,  25 августа 2013 года  в Москве, на Красной площади, продолжателями палаческих традиций советской госбезопасности - путинской опричиной ФСБ, были так же схвачены участники акции памяти событий августа 1968 г

Путинские палачи в очередной раз демонстративно показали свой звериный оскал и дали понять всем сторонникам протестов, что эра средневекового мракобесия, как никогда жива и непоколебима в недобитой чекисткой империи.

Сергей Крюков, независимый публицист.

суббота, 24 августа 2013 г.

Клетка бессилья. Мысли с пикета


 Мои размышления и заметки с акции в поддержку Бориса Стомахина 24 августа 2013 г. в Ульяновске.

Я твердо понял, что Стомахин  Их Враг по их презрительным ухмылкам обращенным не ко мне, а к фотографии Бориса, которая прикреплена к моему плакату. Презрительно ухмыльнулся полицай, всегда охраняющий ульяновские пикеты, презрительно усмехнулся ЦПЭ-шник с видеокамерой, так действительно усмехаются слабые духом сильным врагам, которых хотят уничтожить. Сила Стомахина в Правде, которая должна в конечном итоге убить Ложь. Но Борис сейчас в застенках Лжи и её служивые празднуют свою победу.

 Эти служивые, которые на пикетах, они несомненно всегда глубоко презирают всех кто в них принимает участие, но настолько глубоко, что им до них просто нет никакого дела и они им никогда так презрительно не улыбаются, а вот со Стомахиным случай особый.

 Об этом было очень много написано разных объективных мнений, почему нелюдь так жестоко добивает Бориса и пересказывать всё написанное смысла нет. Все кто читал и подвергал правильному анализу мнения других и публиковал свои, всё понимают.

 Пикет был не одиночным, но большинство участников немного задержались, и в их ожидании я со своим плакатом стоял в одиночестве, выдержав таким образом формат World Stomakhin Day, несколько прохожих поинтересовались, кто такой Борис Стомахин и что с ним случилось, всем стараюсь подробно рассказать, что он журналист преследуемый режимом за свои убеждения, что является недопустимым, все проходят мимо опустив глаза, в дальнейший диалог со мной не вступают, да и крутящиеся рядом полицаи достаточный для этого аргумент. 

Немного вышел за границы сквера, как места заявленного для проведения мероприятия, мгновенно подлетевший охраняющий тоном не терпящим возражений рекомендует вернуться за черту сквера, такое впервые за все время моего участия в акциях протеста.


Начинают подходить участники, среди них есть как люди прошедшие своего рода «советскую закалку» противостояния с системой и пришедшие поддержать Бориса как политического заключённого, хотя и не согласные с его убеждениями. Пришли родственники осужденных, матери, чьи сыновья являются инвалидами и содержаться в российских концлагерях, а так же невинно брошенные в российские тюрьмы по сфабрикованным делам. Они постоянные участники акций протеста и решили присоединиться к этой.



 Фотографирую пикет и сразу отправляю снимки на facebook. 

Происходит нечто похожее на провокацию или непосредственно провокация, проходящая мимо пожилая женщина интересуется, кто такой Стомахин, при этом у участников в руках разные плакаты, но она интересуется именно личностью Бориса Стомахина, я привычно объясняю, что Стомахин журналист, преследуемый путинщиной за свои убеждения, задаёт вопрос, о чём он писал, отвечаю, что основные публикации Бориса были направлены на предоставление свободы российским регионам и угнетенным народам, за ликвидацию империи, у задающей вопросы начинается нечто похожее на легкую истерику с бессвязной речью, более опытные участники пикета обьясняют мне, что это провокация и разговаривать с этой прохожей не стоит, подозрение на провокацию усиливает и то, что после обращения одного из координаторов мероприятия Игоря Топоркова к охранявшим пикет полицаям с просьбой удалить с места его проведения неадекватную собеседницу, последовал лаконичный ответ «А чем она Вам мешает?» Снимать происходящее не стал, через некоторое время прохожая ушла. Такое тоже пришлось наблюдать впервые.

 Мероприятие заканчивается, поблагодарил всех присутствующих, пожелал гражданского мужества и скорейшей свободы их близким из застенков. 
Хардиляткина О.А.
 Постоянная участница пикетов Ольга Александровна Хардиляткина (на фото), её сын Спиридонов Виталий обвинен в тяжком преступлении по сфабрикованному делу, дать признательные показания его вынудили под жестокими пытками электротоком, с помощью противогаза и избиений, известно, что молодчики пытавшие Виталия, прошли «горячие точки» на Кавказе. Находясь в следственном изоляторе Ульяновска Виталий в течении 6 месяцев получал психотропный препарат нейролептического действия – аминазин. На суде заявил о применённых к нему пытках, после чего начал получать угрозы и уговоры, что «суд отправит его на пожизненное заключение» , а в случае дачи «признательных показаний на суде, получишь лет шесть» Виталия обвиняют в убийстве и изнасиловании. Погибшая была женщиной легкого поведения и последний день своей жизни провела в компании сотрудников российской полиции, употребляя с ними спиртные напитки. При проведении соответствующих экспертиз установлена полная непричастность Спиридонова Виталия к этому злодеянию. Виталий осужден на 18 лет заключения в российском концлагере строгого режима. В настоящее время все доказательства указывающие не его невиновность из дела изъяты и уничтожены. Ольга Александровна в одиночку борется с людоедской системой за своего сына. Более подробно об этой ситуации в отдельном материале.


 Сергей Крюков, независимый публицист,  с пикета в поддержку политзаключённого Бориса Стомахина в рамках акции WSD 24.08.2013 г.

СРОЧНО: Российские спецслужбы готовят в Москве кровавую провокацию



В адрес Независимых Ичкерийских ИнформАгентств поступило сообщение от Виктора Романова о том, что в Москве, российскими спецслужбами, готовится кровая провокация, за которой могут последовать погромы "нерусских".

Текст сообщения:

По данным полученным мною из надежного   источника, пожелавшего остаться неназванным, в Москве одной из наших "доблестных" СпецСлужб готовиться громкое убийства с особой жестокостью какой-либо девушки имеющей "подходящую, типично русскую внешность" цель обвинить в этом "приезжих" развязав волну насилия и нацистской истерии местного население к якобы "озверевшим мигрантам".

Других подробностей мне, увы, узнать не удалось, замечу лишь, что по слухам доходившим до меня, подобные провокации уже имели место многократно, так как это излюбленная практика садиствующих правительственных ТерБанд.

Прошу максимально распространить эту информацию,ибо речь идете о жизни какой-либо молодой женщины,смерть которой хотят превратить в икону для убийства "неместных" развязав террор и убийства многих людей.


Виктор Романов
Источник: Ichkeria.info

пятница, 23 августа 2013 г.

Свободу Борису Стомахину. Свободу политическим заключенным


В Международный день Солидарности с Борисом Стомахиным (World Stomakhin Day)
  в Ульяновске состоится пикет.


24 августа 2013 г. в поволжском Ульяновске состоится пикет в рамках Международного дня Солидарности с политическим заключенным, публицистом Борисом Стомахиным.
(World Stomakhin Day). Место проведения мероприятия- г. Ульяновск, ул. Гончарова, сквер «Искусство» (возле ТЦ «Детский мир»). Начало-  в 12 час..00 мин.

  Российская политическая охранка в очередной раз подло и цинично сфабриковала
дело  в отношении Бориса Стомахина, вменив ему в вину его неотъемлимое право выражать свои убеждения Словом, бросив его в тюремные застенки.

 То, что относится к прерогативе цивилизованного и гражданского общества в деле Бориса Стомахина- диалог сторонников и оппонентов, режим российских политических террористов и лживых уголовников решил своими привычными методами карателей и палачей.

Только тот, кто выдавил из себя раба, может с уважением и достоинством относиться
 к личности человека и чужому мнению.  Борис Стомахин один из тех, кто прошел эту для многих ещё не доступную черту. Свободу всем политическим заключенным! Свободу Борису Стомахину!

 В мероприятии так же намерены принять участие родственники российских заключенных, чьи близкие, имея различные тяжелые заболевания и инвалидность, а так же невинно осужденные по сфабрикованным делам, уничтожаются в концлагерях путинского ГУЛАГа.

  Сергей Крюков, независимый публицист.



вторник, 20 августа 2013 г.

ГКЧП: 22 года спустя


 Участник защиты "Белого дома" во время августовских событий 1991 г. в Москве, гражданский активист из поволжского Ульяновска И.В. Топорков даёт оценку событиям 22-летней давности.



С чего началось дело Евгения Новожилова в 1999 г.


  20 марта 1999 г. в газете «Краснодарские известия» появилась статья «Людоед с людоедского острова», в которой в самых худших традициях советского пропагандистского стиля рассказывалось о русском молодом человеке, который, как утверждалось в статье, в первую чеченскую войну принимал участие в боевых действиях на чеченской стороне. Герой материала, конечно же, был заклеймён как предатель и последний подонок. Чего стоит один только заголовок… К появлению этой публикации имел отношение Евгений Новожилов – активист правозащитного движения и в те годы член «Международной амнистии». Именно тогда и началось его дело, которое не закончилось и по сей день, через 14 лет… Мы попросили Евгения прокомментировать события 14-летней давности и то, что происходит сейчас. 
 
  «Сначала нужно рассказать о том, как я заинтересовался Чечнёй. До начала 1995 г. я вообще не обращал внимания на то, что там происходило. Через пару месяцев после начала войны я стал регулярно слушать репортажи Радио «Свобода». Эта радиостанция очень объективно освещала события, её корреспонденты много общались как с мирными жителями, так и с участниками вооружённых групп, оказывавших сопротивление российской стороне. Благодаря информации Радио «Свобода» можно было получить представление о том, насколько жестоко действовали российские войска, и о том, почему недавно ещё мирные чеченцы брались за оружие. Причина, толкавшая людей к сопротивлению, была проста: жестокость порождает протест и, зачастую, ответную жестокость. Я конспектировал репортажи «Свободы», исписал целую тетрадь. В моей хронике войны было много того, что не освещалось в российских СМИ.
  В феврале 1999 г. я решился на проведение акции протеста против лжи, которая царила в краснодарских СМИ в отношении того, что происходило во время войны 1994-1996 гг. Суть акции заключалась в том, чтобы протолкнуть в краснодарские СМИ, которые всегда освещали чеченскую тему однобоко и предвзято, «взгляд с другой стороны». Прямым способом это сделать было невозможно из-за агрессивного шовинистического настроя кубанской прессы. Пришлось на основе законспектированных мной репортажей Радио «Свобода» создать собирательный образ «Сергея» – русского молодого человека, якобы воевавшего на чеченской стороне в 1996 г. (такие люди на самом деле были), и сказать корреспондентке «Краснодарских известий», что я и был этим «Сергеем». Я соглашусь с теми, кто осуждает такой мой шаг, мотивируя своё осуждение тем, что нельзя пытаться доносить до людей правду с помощью лжи – ведь тогда это уже получается не совсем правда… Но в то время я полагал, что малая ложь допустима, если с её помощью может увидеть свет большая правда. Очень большой правды не получилось, так как в итоге в статью попала очень маленькая часть моего рассказа, были присочинены некоторые глупости (например, о 400 рублях от «некой мусульманской организации») и всё было изложено похабно и поверхностно – у готовивших к публикации статью не было никакого желания разобраться в причинах описываемого конфликта (предполагаю, что в её написании участвовала не только подписавшаяся под ней журналистка – ей наверняка давало указания начальство).
  Но всё-таки кое-что из того, что я хотел донести до людей, попало в опубликованный материал. Я прежде всего хотел подчеркнуть, что война отвратительна во всех её проявлениях, на войне героев не бывает и не бывает стороны, которая права на 100%, потому что все стороны убивают людей. В статью также вплетены реальные факты моей собственной биографии, указывающие на социальный конфликт. 1990-е годы в Краснодаре – это период засилья гопоты. Любители кабаков и дискотек с манерами уголовников чувствовали себя королями, а тем, кто не принимал их образ жизни, приходилось очень нелегко. Я, когда учился в Кубанском государственном университете, подвергался «наездам» со стороны высиживавшей там за деньги дипломы урлы, так как этим гопникам очень не нравилось, что я слушал heavy metal и осмеливался выражать свои музыкальные пристрастия внешним видом. Эти конфликты с гопотой тоже повлияли на мой интерес к Чечне. Это с психологической точки зрения легко объяснимо, потому что один оскорблённый тянется к другому оскорблённому, он лучше его понимает – особенно, когда агрессор один и тот же (гопота считала (и считает) российскую сторону на 100% правой в российско-чеченском конфликте).
  Сегодня в России продолжается агрессивное навязывание милитаризма, культа роскоши и разврата – то есть попсовых, гопницких ценностей. Человеку, стремящемуся к духовности, невыносимо душно жить в такой атмосфере. Появляются различные формы протеста. В последнее время увеличилось количество русских, принимающих Ислам. Некоторые их них присоединяются к вооружённым группировкам, воюющим против российских властей на Северном Кавказе. Вспомните злополучную статью, опубликованную в «Краснодарских известиях» в 1999 году – там речь шла о русском молодом человеке, Чечне и нравственном, социальном конфликте…  Мне хотелось, чтобы люди задумались над тем, как наладить социальный диалог, но меня объявили сумасшедшим и преступником.
  Ситуация в стране с 1999 г. заметно ухудшилась. И как лакмусовая бумажка положения в стране – события на Северном  Кавказе. Правозащитники отмечают, что многие из тех, кто уходит в исламское вооружённое подполье – это кристально чистые, добропорядочные молодые люди. Родственники и знакомые этих ребят характеризуют их исключительно с положительной стороны. Что же толкает их на радикальный протест? Почему люди, способные созидать, посвящают свои жизни разрушению? Российская пресса, в том числе так называемая «демократическая», изображает их наёмниками, бандитами, фанатиками или просто шизофрениками. Навешивание ярлыков – самый простой способ ухода от глубокого анализа ситуации. Но придумывание простых ответов на сложные вопросы не решит проблемы. Гибнут люди. И это ненормально. Усиливается озлобленность с обеих сторон. Всё больше сатанеют российские ура-патриоты и спецслужбы, а члены исламских группировок превращают в самоцель уничтожение как можно большего числа «кафиров и муртадов», впадая в фанатизм и утверждая, что это «дорога в рай».
  Чеченское информационное агентство «Даймохк», которое российские власти считают одним из «рупоров террористов», как-то согласилось с выводом северокавказских правозащитников, сделанным на не освещавшейся в крупных СМИ конференции: «Ребята, уходящие в исламское подполье, занимаются не тем, чем надо.» ИА «Даймохк» прокомментировало это следующим образом: «Так создайте им условия для того, чтобы они занимались именно «тем, чем надо».» А что им может предложить российское общество? «Каждому по тачке и по тёлке и полный ништяк»? А если им отвратительны роскошь и разврат, если они просто хотят быть порядочными людьми, честно жить, любить, не подвергаться ни ментальному, ни физическому изнасилованию, то какая судьба их ждёт? Их объявят экстремистами, шизофрениками, посадят в концлагерь или психушку? Как выжить, когда в стране всё решают шариковы? Кто не понимает, о чём речь, пусть почитает «Собачье сердце» Михаила Булгакова… Со мной же получилось, как в рассказе Нильса Нильсена «Никудышный музыкант»…»

  Спасибо, Евгений, за комментарий.
  В деле Евгения Новожилова оправдываются все самые пессимистичные прогнозы социальных фантастов. Всё происходит по наихудшему сценарию Оруэлла: если ты выступаешь за мир, готовься к войне; если ты думаешь сам и хочешь, чтобы думали другие, тебя обязательно объявят шизофреником…
  Ситуация осложняется тем, что события происходят в самом шовинистском регионе России – Краснодарском крае (или «Кущёвской республике»). Там нет ни правозащитного движения, ни независимых СМИ, ни оппозиционных групп, способных (или хотя бы старающихся) противостоять воцарившимся там шариковым. Никакое инакомыслие в Краснодарском крае не терпится – все должны ходить строем и петь хором. А Евгений Новожилов оказался одним единственным человеком, осмелившимся громко говорить на по-настоящему острые темы. Вполне понятно, что на него спустили всех собак – одному вольнодумцу в таком регионе не выжить…

  В 2001 г. первыми решение об объявлении Евгения Новожилова сумасшедшим приняли не психиатры, а краснодарские карательные органы – сделано это было ещё до того, как ему пришили «заведомо ложное сообщение об акте терроризма». 2 октября 2001 г. (за день до вменяемого Евгению «преступления», якобы «совершённого» 3 октября 2001 г.) прокуратура г. Краснодара направила в суд ходатайство о проведении в отношении Евгения Новожилова судебно-психиатрической экспертизы. Ходатайство было возвращено, и тогда было придумано и «ложное сообщение об акте терроризма», и был состряпан фальшивый протокол допроса якобы «матери» Евгения со словами, которые настоящая мать никогда не произносила. Психиатры в 2001 г. просто выполнили заказ. Ниже представляем запрос краснодарской прокуратуры от 2 октября 2001 г.:


 
   Заказ карательных органов краснодарские психиатры продолжают ретиво выполнять и теперь, спустя 12 лет. «Психиатр» в переводе с греческого - «целитель душ». Краснодарские же психиатры – это губители душ, или просто душегубы. Их белые халаты – с кровавым подбоем…

Группа поддержки Евгения Новожилова

Людоед с людоедского острова

20 марта 1999 г.«Краснодарские известия»

  Он рассказал, как российские войска сбрасывали с вертолёта тела своих солдат в ущелья и на ледники в районе горы Тебулосмта…
  Он не просто отрёкся от своей страны. Он пошёл на неё войной.

  24-летний краснодарец Сергей (имя изменено – Авт.) в феврале 1996 года пересёк чеченскую границу и воевал на той стороне. Предатель. Он расстреливал из засад колонны российских бэтээров, брал в плен соотечественников… И вернулся в свой город как ни в чём не бывало, сохранив в боях эсэсэсэровский паспорт с пропиской. Когда он позвонил в редакцию, первая мысль была – не писать о нём ни строчки. Но тогда никто и не узнает, что в нашей беспредельной стране возможно и такое: человек, наубивавшись своих сограждан, запросто ходит с чеченским флажком не куртке.
  Сергей говорит, что он такой не один. Совесть его не мучает. Он хотел «остановить свою родину-уродину там, в чеченских горах, где не по делу она печатала свой шаг.» Встретились в условленном месте. Он сидел на корточках и напряжённо смотрел на милицейский воронок, притулившийся у тротуара. Признался, что уже заподозрил что-то неладное с моей стороны. Длинные тёмные волосы хвостиком, нос с горбинкой, впрочем, это уже приметы, о которых, условились, я сообщать не буду. Если к ним добавить бороду, которую он носил в горах, то от абрека не отличишь.
  В 1995 году Сергей закончил краснодарский гуманитарный вуз. Слыл рокером. В разговоре он вдруг вернулся в 1969 год, когда ещё не родился. На американском рок-фестивале в Вудстоке молодёжь жгла повестки на войну во Вьетнам, врывалась в Пентагон и за шиворот выбрасывала офицеров из здания.
  – Американцы в конце концов признали войну усмирительно-поработительной, а мы не смогли. Война в Чечне просто захлебнулась кровью, опустошив российскую казну. Александр Лебедь говорил, что РФ каждый месяц тратила на боевые действия на этой территории 60 миллионов зарплат, по 100 долларов каждая, оправдывая это тем, что режим Дудаева сверхкриминальный и возникла угроза целостности российских границ. Я почувствовал на себе позор за целую страну и хотел отмыться.
  Сергея перевели через границу ингуши. У парня был странный вид – оделся в собственные обноски. В руках лёгкий пакет – как на дачу к тётке огород копать. В армии не был, поэтому, несмотря на большой рост, выправки никакой. Ему почему-то верили, что он хочет воевать на «той» стороне. Довели до ближайшего чеченского села и передали на попечение старейшин.
  – Собралось полсела, и никто не сказал мне ни одного плохого слова. Начался процесс гражданского вживания. Жил в одной семье, помогал по хозяйству. Это была и проверка. Как потом я понял, меня изучали, чтобы подобрать службу по плечу. Старейшины говорили военным, что подтянутый ремень и стойка навытяжку не по мне, поэтому определили в сводный ополченческий отряд сопротивления. Нас было 39 человек, из славян я один. Дали автомат Калашникова,  я его немного знал. Никакой оплаты, кроме еды, крова и боеприпасов, не было. Чеченцы внешне походили на махновцев – кто в чём. Еда – тушёнка, лепёшки, сыр, картошка. Я мяса не ем с 1995 года, вегетарианец, поэтому всегда был рад молоку, слаще мёда казалось.
  17 февраля 1996 года начались широкомасштабные действия. Отряд из юго-западной части Чечни пошёл к Шатойскому району, потом к Урус-Мартановскому и Итум-Калинскому. Первая моя операция – расстреляли колонну их восьми российских бэтээров. Из гранатомётов. Тех, кто пытался вылезти из машин, добивали из стрелкового оружия. Я наверняка кого-то убил в этом бою, ощущение было гадкое, и оно не покидало до самого конца пребывания в Чечне. Убивать… – он помолчал, – противно. Во мне оставалась горечь, что приходится это делать, чтобы перекрыть дорогу прущей безмозглой силе.
  Отряд уничтожил десятки колонн, небольших российских баз.
  Сергей задумался. В нём ничто не выдавало зверя. Он считает свою страну не достойной себя.  Убеждён, что содействовал поражению России для её блага. Но пошёл дальше Владимира Ульянова, призывавшего в 1914 году российских солдат бросать оружие.
  – Российскому народу необходимо всенародное покаяние после всех танков в столицах бывших союзных республик. Как сделали американцы после Вьетнама. Это духовное оздоровление – ключ к материальному благополучию.
  Сергей рассуждает, а я представляю, как он убивал лопоухих пацанов из наших станиц. Может быть, его пуля уложила и моего одноклассника, военного врача, тело которого друзья еле нашли в рефрижераторе под Ростовом.   
  – Мужики в нашем роду горячие. Прапрадед погиб на дуэли, стрелялся с домогателем своей жены из охотничьего ружья, купленного за два дня до дуэли в лавке, стрелять-то не умел… Дед служил в угрозыске в Москве, в том числе в Великую Отечественную.
  Дед и перевёз семью к Чёрному морю.
  В семь лет Сергей приехал в Краснодар – из огромного сада на склоне горы, где в пять лет он поклялся не пить и не курить (слово сдержал). На войну он пошёл в дедовых часах, именных, сожалеет, что потерял их.
  – После боя уходили быстро, так как за десятком БТРов могли выползти из-за горы сорок. Часто шли на охоту группами, по 5-10 человек, так легче отходить, просочиться сквозь российские войска. На небольшие колонны БТРов – три, четыре – нападали даже из «Жигулей». Внезапно выскакивали и расстреливали почти в упор. Обороняли сёла. Окапывались хорошо, блиндажи строили. У крупных сёл оставляли отряд до 250 человек. У российских войск тактика была всегда одна: сначала бросить живую силу, уложить десятки трупов, потом артобстрел. Настоящей бедой для чеченской стороны была многотонная бомба, которую мы называли глубинной – воронка в диаметре достигала 12-15 метров, в глубину – 7. От такой ничто не спасало, но у российских войск их было мало. Если в чеченском отряде потери доходили до 15 человек, село оставляли. Случалось, что большой отряд попадал в окружение – тогда платили за проход российским командирам от 40 до 50 тысяч долларов. Но это было редко. За эти же деньги село могло откупиться – чтобы не бомбили, если угрожали, что будет штурм. Но были и настоящие штурмы. Безопасные коридоры для отхода гражданских если и давали, то обстреливали с боков, чтобы «не выбивались».
  Были и дикие случаи: во второй половине марта под Самашками российский вертолёт обстрелял женщин, убил десятерых, остальные добежали до блокпоста, и русские их пропустили. Тогда озверевший вертолётчик выпустил ракету уже по блокпосту, убил пятнадцать солдат. Кстати, отдалённые блокпосты, особенно в южной части Чечни, пропускали и своих, и чужих, к врагам просто поворачивались спинами. Зверством отличались федеральщики – давили танками людей, стада коров, а когда не было живого – просто деревья. И сколько я ни присматривался к российской стороне – в бинокль и так, – всё время среди солдат и офицеров были пьяные. Отчасти поэтому и гибли как мухи. На водку, спирт деньги находили, а в плен попадали завшивленными, голодными. Один парень признался, что у нас впервые досыта поел на войне. Ополченцы над пленными не издевались, даже охраняли офицеров от слишком прытких 14-15-летних подростков, быстрых на расправу (одного они зарезали). Контрактники, что были на российской стороне, очень похожи на крутых с улицы Красной – те же замашки, жесты. Мы их называли платочниками. Они больше рисовались, беспредельничали на рынках. На нашей стороне нелюдями были бандиты. Они рядились под ополченцев, повязывали зелёные полоски и мародёрствовали, обстреливали и российские войска, и своих. Доказать их вину можно было, только поймав за руку. Мы отвлекали силы на выслеживание бандитов, но за полгода так никого и не обнаружили.
  Воевали без передышки, но без алкоголя, травки, иначе бы не было качественных операций. За шесть месяцев в отряде убили четверых, 11 – тяжело ранили, ещё несколько человек получили лёгкие ранения.
  Наш отряд передвигался быстро, я ориентировался на местности слабо и в этом смысле был иждивенцем. Ещё меня не брали, когда надо было проезжать через блокпосты, так как мои документы «не в порядке» и всякий раз нужно было платить. Общая численность отрядов чеченского сопротивления доходила до 15 тысяч, в том числе 500 – из других кавказских республик, больше всего из южного Дагестана. Из арабских стран – Сирии, Иордании – единицы, как экзотика. В 95-м прибыли 400 украинских националистов. Они не скрывали, что приехали «на сафари», в «тир», русских пострелять. К 96-му настрелялись и уехали, осталось десятка два.
  За полгода меня дважды посылали в Краснодар с информационным заданием, но это никак не было связано с терактами. Первый раз – в конце апреля, второй – в мае. Я участвовал в выборах российского президента, голосовал за Дудаева. На улице Ставропольской среди бела дня расписал все плакаты с Ельциным словами «пахан», «душегуб». Тёти останавливались, грозили вызвать милицию, девицы кривили губки. Когда приехал с войны в Краснодар, меня вообще бесили размалёванные девочки, иномарки, крутые. Я как будто ощущал запах разлагающегося общества. Милиции я не боялся – ну кто докажет, что я там воевал, что вообще был там? За жизнь свою я не трясусь, есть большая ценность – душа.
  Вернулся я в Чечню седьмого июля, а восьмого начались боевые действия. В августе было озверение, апокалипсис. С шестого по четырнадцатое августа Грозный напоминал настоящую мясорубку. Наш отряд зашёл туда седьмого. Огонь, гарь, кровь. Когда мы по рации предлагали российской стороне прекратить стрельбу и подобрать трупы своих, в ответ слышался отборный мат. Жалко было мирных жителей. У одной русской женщины подстрелили сына – пошёл за водой. Она даже не смогла оттащить его труп за дом. Я ей помог, вырыл яму недалеко и похоронил парня вместе с убитой снайперами чеченской девушкой. 21 августа всю ночь нас бомбили, и когда, казалось, всё – обстрел окончился, снаряд угодил рядом со мной. Спасла крепкая стена, но меня сильно тряхнуло и засыпало. Откопали свои из отряда, два часа я был без сознания. Вследствие контузии зрение упало. Попросил командира раздобыть очки, все смеялись: тут такое, а ты со своими очками, но потом нашли.
  – Когда осенью боевые действия закончились, я решил уехать. Предлагали остаться, женить. Когда здесь станет невмоготу, вернусь, есть коридор, по которому я в любой момент уйду. Но хочется помочь чеченцам по-настоящему – отстроить разрушенные сёла, школы, больницы, а просто работать в каком-то хозяйстве, воду носить – не по мне.
  Единственная привязанность в Краснодаре – мама. Были две девушки в разное время, но обе предали – укатили, задрав юбки, с денежными быками. Туда и дорога.
  Сергей не работает, но существовать есть на что – получает от некой мусульманской организации 400 рублей в месяц – просто как участник войны. И ещё два доллара на карманные расходы.
  В последнюю встречу был удручён: бывшие «герои» чеченской войны стали бандитами. «Чеченская верхушка, насытившись, может в любой острый момент сняться (есть самолёты) и перебазироваться в Турцию, предать свой народ. Конфликтов не должно уже быть, – смотрит он режущим взглядом, – там уже всё перепахано снарядами…»
  Он ошибался. Ещё один острый момент наступил. К людоедскому острову (так стали называть Чечню) снова подтягивают ракетные установки для точечных обстрелов бандитских баз…
Валентина Каюк.